Регулирование

Настрой на консолидацию: новые реалии российской промышленной политики


vk.com/roscosmos

Рестарт промышленного производства, выстраивание новых логистических связей, создание технологических цепочек, развитие инноваций — сегодня это не просто красивые слова, а тренды современной экономики России, актуальные и жизненно необходимые задачи.

Возможен ли уход от импортозависимости в hi-tech в ситуации экономической блокады? Как обеспечить высокими технологиями не только военных, но и гражданский сектор промышленности? Можно ли стимулировать инвестиционную активность в условиях санкционного прессинга? Ответы на эти вопросы давали представители органов власти и руководители системообразующих предприятий в ходе национального промышленного саммита «Промышленная политика в новых реалиях», состоявшегося в конце мая в Москве. Чиновники и эксперты проанализировали нынешнюю национальную политику и обсудили первоочередные шаги по развитию и усилению кооперации между государством и бизнесом.

«Мир не может обойтись без наших энергоресурсов»

Вице-премьер РФ Юрий БОРИСОВ считает, что основные проблемы, которые решает правительство сегодня, — это импортозависимость и разрыв логистических связей. Однако, по его словам, паниковать в нынешней ситуации не стоит — «нужно спокойно, вдумчиво и системно приспосабливать экономику и промышленную политику к новым условиям». Ну и, конечно, главная цель властей — сохранение и рост благосостояния населения России.

«После 24 февраля мы живем в другой стране. Вызов, который нам брошен, требует серьезной консолидации всех усилий. И я думаю, что мы тот народ, который в тяжелое время сжимает в кулак все свои усилия и находит те или иные пути, как бы сложно иногда ни было, даже в тупиковой ситуации», — сказал он.

И многое уже сделано. Так, на цели импортозамещения Россия с 2015 года потратила 3,5 трлн рублей, причем половина этой суммы — внебюджетные источники. Юрий Борисов уточнил, что товарооборот России с 2015 по 2021 год вырос почти на 50%, до 786,6 млрд долларов. В том числе с развитыми странами — на 35,8%, со странами АТЭС — на 77,5%. Доля последних увеличилась с 28% до 33%.

Зампред правительства указал, что за последние годы Россия диверсифицировала экспортный портфель: по итогам 2021 года неэнергетический экспорт составил около 40% от совокупного экспорта, и «нам уже не грозит «голландская болезнь», когда мы зависим от одного вида экспорта, в частности, углеводородов».

При этом, отметил Юрий Борисов, мир не может обойтись без российских энергоресурсов, однако их еще предстоит «правильно довести» до потенциальных новых потребителей. «Сделать из нас мировых изгоев, как бы кому ни хотелось, не получится, — заявил вице-премьер. — Большинство стран мира все равно в какой-то степени даже одобряет наши политические шаги и не хочет жить под диктовку Запада».

«Отечественный продукт должен быть отечественным на 100%»

Генеральный директор «Роскосмоса» Дмитрий РОГОЗИН сообщил, что его организация в силу своего советского происхождения в огромной степени была зависима от Украины, так как на ее территории работали крупные компании, обеспечивавшие космическую отрасль России.

Однако благодаря серьезным усилиям эту зависимость российским ракетостроителям удалось преодолеть. «Программа импортозамещения по Украине в «Роскосмосе» закончилась, когда в сентябре 2019 года с Байконура улетел «Союз», где стояла украинская бортовая вычислительная машина. С тех пор мы летаем исключительно на своей «цифре», — подчеркнул Дмитрий Рогозин.

При этом глава «Роскосмоса» выступает за честную импортонезависимость сраны. По его словам, это значит, что отечественный промышленный продукт должен быть не только произведен в нашей стране, но и иметь в составе только российские комплектующие. «Что такое отечественный продукт? Это продукт, в котором 65% отечественных комплектующих, — уточнил Дмитрий Рогозин. — Но это же глупость. Не надо себя обманывать. Если мы говорим, что это продукт отечественный, он должен быть отечественным на 100%».

Сегодня, по его словам, Россия нуждается в масштабных орбитальных группировках, которые будут насчитывать тысячи спутников. В первую очередь это нужно для армии, чтобы постоянно наблюдать за театрами военных действий, но также спутники пригодятся для решения гражданских экономических задач. «Сейчас у нас 161 космический аппарат (КА), включая аппараты Министерства обороны. Этого мало, должны быть тысячи, чем больше будет КА, тем больше потребуется ракет для их выведения, чем больше будут ракет, тем больше будет загрузка космодромов, тем больше потребуется систем управления», — констатировал Дмитрий Рогозин.

«Расчеты в криптовалюте — перспективная история»

Глава Российского экспортного центра (РЭЦ) Вероника НИКИШИНА рассказала о том, что сегодня Россия при ведении международной деятельности сталкивается с попытками экспортной блокады. «Да, против нас введены беспрецедентные ограничительные меры, которые серьезно поменяли ландшафт нашего экспорта, но они не сильно затронули несырьевой неэнергетический экспорт (ННЭ), где доля «недружественных стран», применяющих в отношении нас оголтело агрессивную политику, составляет 39%», — отметила она. Таким образом, доля поставок товаров ННЭ в дружественные страны составляет 61% — «это наши экспортные рынки, которые ждут российскую продукцию и на которые происходит серьезная переориентация».

По мнению руководителя РЭЦ, уход ряда западных компаний из России «заставил многие страны задуматься о том, не может ли быть опасна их зависимость от западных технологий, как оказалась она опасна для РФ». Вероника Никишина считает, что это создает для российских экспортеров дополнительное окно возможностей, так как в нашей стране начинают видеть потенциального и дружественного партера.

Она также указала, что ограничения подтолкнули Россию к ускоренному переходу на расчеты в национальных валютах. «Ситуация, которая сейчас сложилась, поможет решить эту задачу. Потому что импорт из стран, с которыми мы хотим перейти на расчеты в нацвалютах, а это импорт, который нам нужен, так как замещает появившийся на нашем рынке дефицит, — именно он и сформирует торговые балансы, позволяющие перейти на расчеты как в нацвалюте, так и в крипте. Это вынужденная, но абсолютно перспективная история, в которую мы рано или поздно уйдем в торгово-экономических отношениях. Не потому, что мы этого хотели, а потому, что кто-то выстрелил себе в ногу», — пояснила она.

В этой связи она отметила Иран как одного из перспективных торговых партнеров России на современном этапе: «В условиях сорока с лишним лет жизни под санкциями Иран научился делать многое из того, что является нужным и важным. Они готовы заместить многое — от строительных и отделочных материалов до высокотехнологичной продукции».

«Вопрос финансирования — это не основной вызов»

Председатель правления «Промсвязьбанка» Петр ФРАДКОВ напомнил, что ранее драйвером развития российской экономики были базовые экспортоориентированные отрасли, которые вокруг себя «генерили экономическую жизнь». Сейчас ситуация, по его мнению, изменилась: «Создание новых импортозамещающих производств позволит экономике преодолеть новые вызовы. Для этого необходимо привлекать ресурсы — бюджетные и внебюджетные, разделять риски в том числе между банками и институтами развития».

При этом в нынешних реалиях для предприятий важно решить и проблемы создания новых логистических коридоров, восстановления цепочек кооперации. Вопрос финансирования в этом контексте является не самым главным, так как финансовый сектор подстраивается под новую систему координат, в которой живет промышленность. «Вопрос финансирования важен, но это не основной вызов», — подчеркнул Петр Фрадков.

«План спасения, в общем-то, реализован»

Исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей Мария ГЛУХОВА отметила улучшение ситуации в финансовой сфере. «И это даже без учета снижения ключевой ставки до 11%, — подчеркнула она. — Еще один крайне позитивный для нас момент — в марте в зону позитивных оценок впервые за несколько месяцев ушел показатель взаимоотношения бизнеса и власти. Это означает, что меры поддержки, меры стимулирования, которые сейчас предлагаются бизнесу, крайне позитивно им воспринимаются. Возвращаясь к вопросу, который был поставлен в начале саммита: план спасения или стратегия развития? — можно сказать, что план спасения в общем-то реализован. Он уже достаточно активно выполняется, и понятно, что остались некоторые направления, которые требуется докрутить, но мы видим со стороны бизнеса именно спрос на стратегию развития».

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»