Материалы / Техника

На пути к цивилизованному рынку: Евразийская лифтовая ассоциация наметила подходы для развития лифтостроения в РФ


Максим Мишин/ АГН «Москва»

Лифтостроительная отрасль страны в последние месяцы переживает спад производства. Глубина его достаточно велика, что ставит под вопрос возможность успешного осуществление региональных программ по замене лифтового парка в многоквартирных домах (МКД). При этом ведущие отечественные предприятия имеют достаточный потенциал, чтобы закрыть все потребности рынка в новых лифтах. Как помочь «лифтовикам» решить стоящие перед ними производственные и экономические проблемы, а также о том, как вывести эту отрасль на более высокий уровень развития, «Стройгазете» рассказал президент Евразийской лифтовой ассоциации (ЕЛА) Олег НИКАНДРОВ.


«СГ»: Олег Владимирович, с момента учреждения ЕЛА прошло более полугода. Что успели сделать за это время и какие вы видите приоритетные задачи Ассоциации в нынешних непростых условиях?


Олег Никандров:
Евразийская лифтовая ассоциация создавалась непосредственно при участии Минстроя России, Минпромторга и под кураторством «ДОМ.РФ», что зафиксировано в документах и указано в нашем уставе. Ставившаяся при этом цель заключалась в том, чтобы привести в порядок лифтовую отрасль, которая на момент создания Ассоциации не только не показывала успехов в импортозамещении, но и не демонстрировала положительной динамики производственных процессов, которые, по сути, стагнировали.

Поэтому и была создана Ассоциация, взявшая на себя обязанность объяснить рынку (представляющему собой, я считаю, живой организм) и донести до лифтового сообщества истинные цели и задачи развития. И сделать так, чтобы каждый производитель увидел свое место на рынке в качестве члена этого единого сообщества. То есть мы трансформировали изначальный посыл, заключавшийся в необходимости развития рынка, в идею донесения до членов лифтового сообщества именно механизмов исполнения ими стоящих перед отраслью задач.

За полгода с момента создания ЕЛА уже есть очень хорошие результаты: если в начале у нас было три учредители, то сегодня в наших рядах состоят уже 19 членов, среди которых как крупнейшие лифтовые предприятия, так и производители компонентов. И круг компаний, желающий вступить в ЕЛА, постоянно ширится.

«СГ»: Какие события стали определяющими в деятельности ЕЛА за прошедшие месяцы?


О.Н.:
Ключевым моментом для Ассоциации стало недавнее проведение нами совместно с Национальным лифтовым союзом (НЛС) технической конференции, на которой мы выдвинули бренд-идею о «замкнутом технологическом производственном цикле». Эта идея интересна как заводам-изготовителям и производителям компонентов, так и проектировщикам, поставщикам готовой продукции и всем остальным участникам рынка. Смысл ее в том, чтобы под эгидой Ассоциации в рамках кооперации объединить в единое целое все производственные цепочки. По нашему мнению, ее реализация не только придаст импульс производственной динамике, но и поможет реализовать потенциал совокупного производственного роста. Мы эту идею разрабатывали, согласовывали и уточняли непосредственно с руководством Щербинского лифтового завода (ЩЛЗ), позиция которого мне очень импонирует.

В рамках замкнутого технологического цикла нам важно создать рынок комплектующих, и производители в этом очень заинтересованы: сейчас каждый производитель самостоятельно ищет себе компоненты и тратит огромные силы и ресурсы, проводя внутренний тендер и отборочные конкурсы, чтобы подобрать наиболее подходящие по критерию цена/качество изделия. А в рамках замкнутого технологического цикла такую работу возьмет на себя сам цикл и его участники. Мы его формирование видим в виде определенной комплектной базы на платформе B2B, в работе которой принимают участие все производители и комплектовщики. То есть бизнес будет видеть весь производственный цикл.

Необходимость создания замкнутого технологического цикла и такой платформы обсуждалась недавно в Белоруссии, где было подписано 15 межправительственных соглашений и рассматривались в том числе вопросы развития лифтовой отрасли стран Содружества. Более того, несколько месяцев тому назад заседал Высокий совет глав России и Белоруссии, на котором поднимались вопросы производственной кооперации. Еще тогда министерствами промышленности двух страны было проведено несколько производственных совещаний, затем состоялась поездка представителей Минпромторга РФ и членов ЕЛА в Белоруссию, в ходе которой был подписан ряд соглашений по кооперации. Тогда белорусская сторона предоставила нам свои данные по закупкам критических узлов и компонентов. Эта информация легла в основу кооперации и внутри российского рынка.

«СГ»: Наверное, есть перспективы по подключению к интеграционным процессам и других членов ЕАЭС?


О.Н.:
Да, у такой работы широкие перспективы. Если мы будем развивать кооперацию не только между Россией и Белоруссией, но и привлечем другие государства ЕАЭС, то сможем создать «ударный кулак» по производству лифтов для международного рынка. Почему бы не замахнуться и на такую задачу? Ведь ЩЛЗ, «Евролифтмаш», Карачаровский механический завод (КМЗ), нижегородское производственное объединение НЛМ, «ПКФ Сиблифт» выпускают очень хорошие лифты, многие из которых по качеству не уступают зарубежным. Сейчас к тому же возрождается Серпуховский лифтовой завод, у которого очень большой потенциал. И если мы правильно согласуем и выстроим в рамках ЕЛА техническую политику, то не просто сможем заниматься внешнеэкономической деятельностью, но и обязаны будем идти по такому пути и выходить на международные рынки. Более того, наши лифты раньше за рубежом покупали, такая продукция там востребована, и опыт заводов показывает, что внешнеэкономической деятельностью заниматься нужно. Поэтому надеюсь, что в том числе благодаря работе ЕЛА наши лифты в перспективе будут продаваться за рубежом.

«СГ»: Сейчас много говорится о необходимости импортозамещения. Есть ли в аспектах такой работы у лифтостроительной отрасли своя специфика?


О.Н.:
На мой взгляд, в лифтовой отрасли вопрос импортозамещения не так критичен, как в других секторах промышленности. Конечно, есть сложности с микроэлектроникой, однако это глобальная проблема, касающаяся не только нашей отрасли, но и многих других. Так сложилось, что необходимыми технологиями в микроэлектронике обладают, по сути, только США и Китай. Россия в этом отношении недостаточно развита, и поэтому проблемами в микроэлектронике приходится заниматься в том числе президенту. Нам бы, конечно, хотелось, чтобы лифтовикам оказали помощь по закрытию потребностей в чипах. Сейчас наши производители и комплектовщики постоянно находятся в Китае, ищут пути самостоятельного решения этого вопроса. Но в целом проблема отсутствия отечественных электронных компонентов стоит в экономике более широко, поэтому было бы неплохо, если бы на нее обратило внимание и ею занялось вышестоящее руководство, включая правительство и Минпромторг РФ.

«СГ»: В последние месяцы производство лифтов снижается. Как преодолеть эту тенденцию?


О.Н.:
Дело не в производителях: они не имеют к этому никакого отношения. Рынок просел из-за сокращения объема заказов, число которых снизилось из-за подорожания лифтов, ставшего следствием роста их себестоимости: цены контрактов на поставку лифтов в 2021 году фиксировались, исходя из ценовой ситуации 2020 года.

Вот эта система контрактования и закупок и повлияла негативно на производство, объемы которого начали сокращаться. Плюс на рынок повлияли проблемы с новым строительством. Они, я считаю, временные. Но тем не менее, пока идет откладывание ввода жилья, заморозка новых проектов, что снижает потребность в лифтах. Все эти вопросы уже обсуждались в Минпромторге РФ, и министерство в их решении принимает очень активное участие. Как результат, уже началось значительное снижение цен на продукцию на заводах-изготовителях. Думаю, до конца года ситуация стабилизируется, но пока не готов прогнозировать, что будет происходить в 2023-м. Выпуск лифтов плотно завязан на программы по замене лифтового парка в рамках региональных программ капремонта, согласно которым до февраля 2024 года в МКД необходимо установить 107,5 тыс. новых лифтов. Российская лифтовая отрасль готова поставить на рынок такие объемы, тем более, что на нем активно работает и наращивает поставки Могилевский лифтовый завод (МЛЗ), располагающий в России тремя совместными производствами и развитой сбытовой сетью. Поэтому теоретически мы готовы осилить до 2024 года задачу по замене лифтов в МКД при условии полной загрузки заводов.

Но вопрос состоит в другом. Сейчас сложности есть и на Карачаровском заводе, и на «Сиблифте». Как раз недавно пришел новый собственник на Серпуховский завод и пытается разобраться с ситуацией, сложившейся на этом производстве. А Серпуховский завод, уточню, является в нашей стране самым инновационным и технологически продвинутым, на нем установлено новейшее оборудование. Недавно губернатор Подмосковья Андрей Воробьев посетил Серпухов и озвучил задачу по всяческой экономической и кадровой поддержке завода, с тем чтобы он вышел на выпуск 12 тыс. лифтов в год. Но когда это будет, сказать точно пока сложно. Все наши заводы сейчас недозагружены, объемы производства падают, но мощности по наращиванию выпуска, чтобы реализовать региональные программы замены лифтов до 2024 года, на них имеются. А если будет сдвиг техрегламентов по замене лифтов на год, то тогда мы эти программы тем более выполним.

Всеми этими проблемами правительство занимается. Я считаю, что самое целесообразное, что нужно сделать в нынешнее сложное время, — загрузить производство. Так поступил в свое время Форд — и в результате «вытащил» экономику Америки. Ведь когда производство наращивают крупные производители, заваленные заказами, то они за собой тянут такую массу структур, включая производителей компонентов, смежников и всех остальных, что в движение приходит весь рынок.

«СГ»: А наш рынок готов откликнуться на такие стимулы?


О.Н.:
У нас рынок сегодня находится в зародышевом состоянии, и это положение дел надо исправлять. Есть, например, опыт Европы, где производителей лифтов немного, но зато большое количество производителей компонентов, которые определяют ситуацию на рынке и развивают его. Поэтому если у нас загрузка заводов будет увеличиваться, то выиграют все: и акционеры, и государство, которое получит дополнительные налоги, и конечные потребители.

Радует, что на технической конференции присутствовало много представителей организаций, включая производителей компонентов, которые пока не являются членами нашей Ассоциации, но готовы связать свое будущее с ЕЛА, видя в этом перспективы развития своего бизнеса. Напомню, что президент поставил задачу поддержки малого и среднего бизнеса, и мы, содействуя решению отраслевых проблем, его не просто поддерживаем, но и создаем дополнительные рабочие места.

Но мы занимаемся не только этим. Если смотреть глобально, надо наш лифтовый рынок развивать, и ЕЛА ведет такую работу. Ведь зачем нам, спрашивается, завозить комплектующие, которые можно произвести у нас в стране? Приведу конкретный пример. Сейчас в Ассоциацию вступает организация, ранее не имевшая никакого отношения к лифтовой отрасли, но у нее есть хороший японский станочный парк. И она спрашивает, в каком направлении ей с нами двигаться, она готова предоставить под эти задачи свое оборудование и дальше в него вкладывать средства, производить нужные лифтовой отрасли компоненты, которые пока что завозятся из Китая, и работать с нами, поскольку лифтовый рынок развивается и является привлекательным для бизнеса.

Поэтому я уверен: мы сами можем делать все — за исключением микроэлектроники. Но и по этому направлению мы пытаемся найти решения, есть поручение технической конференции по развитию сотрудничества с «Ростехом», который занимается микроэлектроникой. Если «ДОМ.РФ» и Минпромторг РФ помогут нам установить контакты с «Ростехом», мы будем за это очень признательны. С нашей же стороны, производители компонентов готовы к совместной работе с госкорпорацией по проблематике микроэлектроники как в вопросах интеллектуального обеспечения и ноу-хау, так и в вопросах технических и технологических.

Я всегда верил, что в России можно сделать продукцию, которая будет не только конкурентоспособна на мировом рынке, но и превзойдет по качеству западные аналоги. У нас есть для этого все возможности. И роль ЕЛА в такой работе очень велика. Наша задача состоит не только в том, чтобы объединить отраслевой интеллектуальный потенциал и производственные процессы, но и вовлечь в эти процессы бизнес. В конечном счете, все это нужно для реализации главной нашей задачи, которая везде проходит красной нитью, — обеспечить безопасность и комфорт пользователей при использовании лифтов.

Сейчас идет разговор о том, что в ряде регионов «проваливаются» программы Фондов капитального развития (ФКР) по замене лифтов, в некоторых субъектах их выполнение идет не в полном объеме или отодвигается на более поздний срок. Но нужно понимать: установленный 25 лет назад лифт, даже если он эксплуатировался с соблюдением всех регламентов, тем не менее, уже потенциально опасен для здоровья пользователей. Плюс, устаревшее оборудование — это всегда дополнительная нагрузка на граждан: за него они заведомо платят больше, чем при эксплуатации нового энергоэффективного лифта, который еще и более комфортный.

Поэтому если мы в своей работе будем отталкиваться от того, что для нас главное, — безопасности и комфорта граждан, то мы решим все задачи. А у нас в лифтовой отрасли нет непосильных задач, они все могут и должны быть решены.

«СГ»: ЕЛА собирается решать вопросы совершенствования нормативно-правовой базы, регулирующей правила безопасной эксплуатации и обслуживания лифтов?


О.Н.:
Мы не только собираемся этим заниматься, но и активно приступили к решению этих вопросов. У Ассоциации уже есть договор о сотрудничестве по этим вопросам с НЛС, так как данная проблематика является в большей степени их прерогативой, и они по этой теме находятся с Ростехнадзором в более плотном контакте.

При этом есть Технический комитет (ТК) 209, занимающийся нормотворчеством в лифтовой отрасли. Я вхожу в его секретариат, и моя непосредственная обязанность — координация работы этого комитета.

Более того, на недавней технической конференции была сформировано поручение Ассоциации о создании при ней технического совета. Предполагается, что в него войдут ведущие специалисты, которые будут определять техническую политику по развитию отрасли. В плотной координации с ТК 209 мы будем осуществлять всю работу по подготовке отраслевой законодательной основы и нормативных документов. Все такие документы будут проходить через нашу Ассоциацию, это наши непосредственные обязанности, и в рамках такой работы мы отвечаем за те аспекты, которые более плотно связаны с производственно-технической сферой и производственными цепочками.

Кстати, ранее Минпромторг обратился в ЕЛА с тем, чтобы ввести в состав ТК своего представителя. И буквально на днях должен выйти приказ Росреестра о том, чтобы такой сотрудник принимал участие в деятельности ТК 209.

«СГ»: И все-таки как наладить экономику лифтовой отрасли, чтобы наши заводы работали с прибылью и имели средства для развития?


О.Н.:
Сегодня наши заводы в своей работе балансируют на грани рентабельности, о чем я, кстати, недавно говорил на Совете Федерации РФ. Одна из причин такого положения дел — тотальная закредитованность производителей лифтов, произошедшая по разным причинам, в том числе потому, что нас буквально втянули в программы факторинга. Для решения проблемы закредитованности мы выдвигали предложение, чтобы заводы работали только по предоплате, так как производители не могут нести всю финансовую нагрузку рынка, которую на них сегодня навалили: им такое бремя просто не по силам, крупные производители из-за этого не могут развиваться.

Мы всегда почему-то равняемся на европейских производителей. Но если посмотреть на их опыт, то можно увидеть: в Европе выстроена целая система работы предприятий на рынке, и на каждом заводе имеется фонд развития. Любой лифтостроительный завод в Европе ежегодно из своей прибыли отчисляет 10% в такой фонд — и благодаря этому развивается, так как эти средства используются на технические и интеллектуальные разработки. У нас же такая система ни на одном предприятии сейчас не приживется: все они закредитованы и испытывают колоссальную финансовую нагрузку. В настоящее время наши заводы не в состоянии решать даже текущие рабочие моменты. Поэтому, согласно статистическим данным, 73% конкурсных отборов выигрывают не заводы, а посредники, которые только перепродают лифты. Производители же не могут даже выставиться на конкурсы.

«СГ»: То есть система закупок нуждается в переформатировании?


О.Н.:
В ней действительно надо наводить порядок и вводить прямые закупки. Ведь что такое прямые закупки? По моему мнению, это ни в ком случае не монополизация рынка и не действия, направленные на изменение его структуры, их цель состоит в том, чтобы большую часть прибыли оставить у производителей.

Что касается посредников, мы от них, конечно, никуда не денемся: они были, есть и будут. Они ведь разные. Среди них есть много таких, кто ни за что не отвечает и только прикарманивает прибыль. А есть те, кто развивает рынок, за что им можно сказать огромное спасибо. Но все равно: большая часть прибыли от реализации лифтовой продукции должна оставаться у ее производителей.

Хочу также подчеркнуть, что считаю: тот, кто произвел продукцию, — тот и должен нести за нее ответственность. Мы в этой связи начали рассматривать на платформе Национального лифтового союза идею жизненного цикла, пытаемся понять, как реализация этой идеи поможет предприятиям и рынку развиваться. Но пока об этом подробно говорить преждевременно: до сих пор у экспертов и руководителей производств нет четкого понимания того, что даст воплощение этой идеи.

«СГ»: Если подводить итоги нашего разговора, то напрашивается вопрос: есть ли надежда, что в обозримые сроки удастся привести российскую лифтостроительную отрасль в полный порядок?


О.Н.:
Наша основная задача — добиться выхода отрасли на устойчивую рентабельность. Ее решение включает в себя целый ряд подзадач. Ведь, по большому счету, все сложности на крупных предприятиях возникают из-за того, что они закредитованы и обременены долгами. Из-за этого у них нет возможностей не только для развития, но даже для нормального существования. Поэтому надо перевести стрелки, направить прибыль в карман производителей. Когда это случится, заводы смогут успешно решить и другие задачи и проблемы рынка.

Но подчеркну: без содействия и помощи государства в лице Минпромторга РФ этого не добиться. Сейчас министерство участвует в такой работе и взаимодействует с нами по многим вопросам, в том числе предстоит совместная работа в ТК 209. Но надо идти дальше, особенно в решении проблем, от которых зависят экономика отрасли и благополучие наших заводов. Для укрепления рынка нужно поддерживать ЩЛЗ и прочих производителей. Уверен: мы будем последовательно двигаться вперед в решении этих задач — и выведем нашу отрасль на более высокий уровень развития.

«Я всегда верил, что в России можно сделать продукцию, которая будет не только конкурентоспособна на мировом рынке, но и превзойдет по качеству западные аналоги»

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»