Кадры

Осмысление труда: можно ли решить кадровую проблему в строительстве?

Максим Мишин, пресс-служба мэра и правительства Москвы/ АГН «Москва»

Для ближайших ключевых задач, в том числе по реализации профильных национальных проектов, строительному комплексу России не хватает примерно 1,5 млн человек — при нынешней общей численности работающих в отрасли около 5 млн. Проблема кадрового дефицита, обострившаяся в связи с ограничениями на въезд трудовых мигрантов, возникла не вчера; она сложна, многогранна, и решить ее будет нелегко. Но решать все равно придется, поскольку она всерьез угрожает реализации планов социально-экономического развития страны.


Своим видением путей решения извечного кадрового вопроса в интервью «Стройгазете» поделился член Совета Российского союза строителей (РСС), председатель Совета ветеранов при Союзе строителей Новосибирской области (входит в Национальное объединение строителей «НОСТРОЙ») Виктор БРАЦУН.


«СГ»: Виктор Захарович, острая ситуация с дефицитом рабочих кадров складывается далеко не впервые…


Виктор Брацун:
Да, в нашей новой истории, включая послевоенный советский период, нехватка рабочих на стройках — хроническая болезнь отрасли. Лечили ее одним и тем же малоэффективным лекарством: мобилизацией трудовых ресурсов, как правило, не имеющих строительной квалификации.

В советский период поставщиками рабочих кадров выступали — кроме профессиональных училищ — учреждения для содержания осужденных, контингенты «военно-рабочих» (так называемые стройбаты), оргнаборы (в том числе комсомольцы-добровольцы), предприятия — заказчики объектов промышленного строительства, которые обязывались выделять своих рабочих в помощь строителям, условно-досрочно освобожденные из мест заключения, многие другие непрофильные источники рабочей силы.

В постсоветский период дефицит рабочих кадров восполнялся в основном мигрантами из ближнего зарубежья, вольнонаемными местными гражданами, потерявшими в условиях рынка прежнюю работу, а также студенческими строительными отрядами.

Теперь, когда принудительный труд запрещен Конституцией РФ, «мобилизационные» возможности использования труда граждан с ограниченными правами сошли на нет. А еще не стало стройбатов, комсомольцев-добровольцев. Профессиональные училища постепенно самоликвидировались. По разным причинам снизились и возможности транзита в Россию трудовых мигрантов. Почему люди неохотно идут работать на стройку

«СГ»: Иными словами, ранее доступные и привычные источники пополнения рабочих кадров иссякли. Что же теперь делать?


В.Б.:
Прежде уместно поразмышлять, почему люди неохотно идут работать на стройку. Причин несколько, и все серьезные.

Первое, что очевидно, — условия труда. На стройке много ручного труда, тяжелого и опасного. Жара и холод, ветер и снег, весь день на открытом воздухе. Каменщик при дневной норме выработки 1,4 кубометра кладки в течение смены перемещает одной рукой 1,9 тонны кирпича. Чтобы взять кирпич и раствор, он должен за один свой рабочий день около 500 раз согнуться и разогнуться. А рабочих дней — двадцать два в месяце. Теперь посчитайте нагрузку на организм.

Бетонщикам, монтажникам, тем более сварщикам — не легче. Сварщик на монтаже конструкций вынужден фиксировать свое тело исходя не из условий удобства, а из возможности выполнить прихватку или положить шов — лежа, сидя, стоя, на весу, вдыхая при этом продукты горения обмазки электрода (совсем не оздоровительного свойства). Быстрая сменяемость параметров рабочего места рабочего-строителя во времени и пространстве резко повышает риски травматизма. Среди отраслей хозяйства строители, к сожалению, остаются в лидерах производственного травматизма по числу несчастных случаев — тяжелых и со смертельным исходом.

Второе — оплата труда. Если посмотреть официальную статистику среднемесячных зарплат, легко заметить, что труд строителей ценится ниже, чем труд во многих других отраслях и сферах деятельности; в сфере финансов и страхования, например, среднемесячная зарплата более чем вдвое превышает зарплату строителей, хотя условия труда строителей, его общественная значимость, уровень ответственности работников — несопоставимы.

Третье — социальная защита. Почти треть рабочих мест в строительстве имеет вредные условия труда. И здесь не наблюдается высокой положительной динамики по сокращению таких рабочих мест, даже несмотря на строгий федеральный закон от 28 декабря 2013 года №426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» (СОУТ). Компенсации за вредные условия труда в виде социальных льгот (дополнительных отпусков, сокращенного рабочего дня, повышенной оплаты, профилактического питания и т. п.), предусмотренные отраслевыми соглашениями, недостаточны. С другой стороны, эти льготы не стимулируют работодателя улучшать условия труда (то есть не содержат стимула срочности). Кроме того, некоторые работодатели реализуют право работников на эти компенсации не всегда или не в полном объеме.

Федеральный закон от 27 ноября 2002 г. №156-ФЗ «Об объединениях работодателей», предписывающий добровольность вхождения предприятий в объединение работодателей, одновременно предоставляет исключительное право этим объединениям подписывать отраслевые соглашения по социальному партнерству. Это позволяет предприятиям, не вступившим в объединение работодателей, уходить от ответственности за выполнение обязательств, предусмотренных отраслевым соглашением. А таких немало.

«СГ»: А еще в последнее время очень снизился престиж профессии строителя…


В.Б.:
И это четвертая причина того, что люди не хотят работать на стройке. Негативная информация о строительстве и строителях, транслируемая всеми видами СМИ, превалирует над позитивной. Обманутые дольщики, случаи низкого качества работ, хищения и коррупция — гораздо более интересные темы для журналистов, нежели тяжелая повседневная работа строителей. И негативная информация, не встречая сопротивления, катится по информационному полю подобно «Клевете» Дона Базилио в «Севильском цирюльнике»: «проползает всюду-всюду, незаметно, потихоньку всему люду ум и сердце наполняет», соответствующим образом формируя общественное мнение и отношение к представителям строительной отрасли.

А ведь не так давно, несмотря на использование принудительного труда на стройках и командный стиль управления, было все иначе; и не найти было такой газеты, которая не прославляла бы героев-строителей и их самоотверженный труд.

Вот на таком фоне «привлекательности» условий труда, оплаты труда, социальной защищенности и престижа профессии нам предстоит решить проблему привлечения рабочих кадров на стройки. Потенциал возможностей

«СГ»: Надо признать, такой «фон» удручает. Каковы же перспективы?


В.Б.:
В какой-то мере внушает надежду тот факт, что критическую ситуацию с рабочими кадрами хорошо понимают на федеральном уровне. Появился проект постановления правительства РФ о проведении, начиная с сентября 2022 года, эксперимента по реализации новых образовательных программ среднего профессионального образования (СПО) в рамках федерального проекта «Профессионалитет». Федеральному проекту присвоено такое имя не случайно. Это новый образовательный уровень в развитие линейки существующих — бакалавриат, специалитет, магистратура, аспирантура. Предполагается на базе колледжей (техникумов) широко развернуть подготовку квалифицированных кадров актуальных профессий по новым образовательным программам с сокращенным сроком обучения два года. Это очень напоминает советский опыт открытия множества технических училищ для выпускников десятых классов, не претендовавших на поступление в ВУЗы.

Основная задача проекта — максимально приблизить систему подготовки кадров к запросам рынка и снизить затраты бюджета на их подготовку, переложив часть финансовых затрат на бизнес. Для этого должна произойти интеграция колледжей и предприятий (объединений предприятий) путем создания образовательно-производственных кластеров («кадры для себя»). Первый этап реализации эксперимента предполагает обучение 150 тыс. учащихся сотне актуальных профессий для работы в семи отраслях хозяйства. В случае положительного результата эксперимент будет активно тиражироваться.

К сожалению, ни строительных колледжей, ни актуальных строительных профессий в списках участников первого этапа нет. Между тем, это реальный и понятный путь пополнения пустеющего рынка труда квалифицированными кадрами. Вероятно, будут повышены требования в общеобразовательных учреждениях к учащимся, намеревающимся продолжить учебу в десятых-одиннадцатых классах, и тогда число выпускников девятых классов, желающих получить за два года профессию с последующим трудоустройством, резко возрастет.

На этом этапе предстоит преодолеть немало трудностей. Все участники реализации эксперимента, а их немало, состоят в разных ведомствах и на разных уровнях подчиненности, и преодоление бюрократических барьеров — этот «стипл-чейз» (steeple chase — «скачка по пересеченной местности»), наше извечно слабое звено, — представляет, пожалуй, наибольшую трудность. Авторы и идеологи проекта «Профессионалитет» видят его ожидаемый положительный результат в налаживании устойчивой системы подготовки молодых кадров для предприятий с их финансовым и организационным участием в образовательном процессе. И это, вероятно, произойдет.

О слабости социального партнерства


«СГ»: А когда подготовленных кадров станет больше, важно создать для них достойные условия работы…


В.Б.:
Конечно, не менее важным и неотделимым от подготовки кадров является вопрос эффективного использования этих новых кадров на конкретных рабочих местах с позиций условий и оплаты труда, социальной защиты.

Но на эту тему никаких постановлений и решений нет, и если ничего не предпринимать, это может свести к нулю всю работу по созданию системы подготовки кадров. И такая опасность есть. Ныне действующая система социального партнерства, представленная трехсторонними комиссиями, к этому не готова. Даже не подвергая ревизии содержательную часть этой неготовности, надо отметить, что стороны комиссии по социальному партнерству, представленные объединениями работодателей и объединениями профсоюзов, по числу членов, входящих в эти объединения, сегодня представляют собой критическое меньшинство от общего числа работодателей и, соответственно, представителей работников — по крайней мере, на региональном уровне. И это ставит под сомнение легитимность полномочий данных объединений, а значит, их решений. Причиной тому, как уже было сказано выше, является принцип добровольности вхождения предприятий в объединение работодателей, зафиксированный уже упомянутым законом №156-ФЗ. Напрашивается вопрос о необходимости повышения статуса института социального партнерства. Сегодня этот статус таков, что за разрешением любых вопросов в сфере трудовых отношений и работники, и работодатели предпочитают обращаться в инспекции по труду, минуя комиссии по социальному партнерству.

Готовясь к приему новых молодых работников, работодатели должны предложить им такие условия труда и социальной защиты, такую систему и размер оплаты труда, чтобы это не вызвало полного разочарования будущих работников в выбранном ими пути. Иначе спустя некоторое время мы вернемся на исходные позиции, снова озадачившись тем же извечным вопросом: где взять рабочих?

Важно, как и чем будет стимулироваться труд работников, которые оформят трудовые отношения с предприятием в порядке свободного найма. В 1970-1980 годах, когда в СССР интенсивно велось не только гражданское, но и промышленное, сельское, инфраструктурное строительство, а потребность в рабочих кадрах была высокой, стимулы работать на стройке были. Стимулирование труда: так было… что будет?

«СГ»: Чем же так была привлекательна сфера строительства в прошлом?


В.Б.
: В соответствии с решением правительства СССР строители безвозмездно, в целях закрепления кадров, получали для своих нужд жилье (квартиры) в количестве 10% от всего вводимого в эксплуатацию жилья, независимо от отраслевой принадлежности застройщика (заказчика). Молодые специалисты — выпускники вузов — имели при этом льготное преимущество: им жилье предоставлялось в течение первых трех лет работы. Территориальные управления строительства и тресты в структуре хозяйства имели свои поликлиники и медпункты, детские сады, общежития, дома культуры. Министерства располагали домами отдыха и санаториями. Профсоюзы обеспечивали тружеников санаторными путевками по 30-процентной стоимости.

Тарифная система оплаты труда стимулировала рабочих через свои же учебные комбинаты повышать квалификацию, что сопровождалось постоянным ростом зарплаты. Опытные квалифицированные рабочие, достигнув предпенсионного возраста, по их желанию переводились в категорию инструкторов или мастеров производственного обучения. Передовые рабочие — и особенно успешные бригадиры — награждались орденами и медалями, их портреты размещали на досках почета; для победителей в соревнованиях между бригадами выделялся премиальный фонд. По оплате труда строители входили в первую пятерку среди отраслей народного хозяйства.

«СГ»: Чем сегодня можно привлечь рабочие кадры на стройку?


В.Б.:
Выбор стимулов невелик. Более 80% предприятий относятся к категории малых и микропредприятий. Им не под силу сформировать убедительный набор стимулирующих факторов, которые могли бы привлечь работников и создать условия для реализации этих преимуществ. В их возможностях — только зарплата, в небольшом диапазоне ее значений.

«СГ»: А что показывает опыт других стран?


В.Б.:
Если сравнить условия социального партнерства строителей России и, например, ФРГ, то сравнение получится далеко не в нашу пользу. Немцы учитывают все — и количество иждивенцев у работника, и наличие движимого и недвижимого имущества, и стаж, и квалификацию, и многое другое. Но на что особенно стоило бы обратить внимание, так это на возможность участия работников в управлении имуществом предприятия. Участие работников «обезличенное», но доля конкретная. Она закрепляется за работниками. Это означает право работников на часть прибыли пропорционально доле имущества или количеству акций. При этом свою долю работники не выкупают: у них право пользования, а не право собственности. Скорее всего, не все предприятия культивируют такую систему, однако она заслуживает внимания и изучения. Как, впрочем, и другие условия социальной защиты.

«Высокая текучесть кадров на наших стройках и их хроническая нехватка — показатель неустойчивости строительной экономики. Думаю, рассматривая кадры только как ресурс «рабочая сила», мы вряд ли добьемся весомых экономических результатов»

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»